марта 05, 2021

Республика Абхазия, г. Сухум ул. Ак. Марра 9

ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА?

          О кризисе и его последствиях. На рубеже веков, как известно, в мире разразился глобальный кризис. Он не обошел стороной и Абхазию. Вследствие этого она оказалась перед лицом целого череда внешних и внутренних вызовов, угрожавших и продолжающих угрожать ее национальному существованию. Ценой невосполнимых потерь и разрушений Абхазии удалось ответить на внешние вызовы. Чтобы защитить себя от них, она создала свою национальную государственность, суверенность которой признана Россией и некоторыми другими странами.  Но найти ответы на внутренние вызовы пока не удается.

         Процессы, начавшиеся в связи с кризисом, разрушали общество изнутри. Разрушению подверглась не только былая (советская) политическая система Абхазии, но и исторически унаследованная структурная организация общества, обеспечивавшая жизнь народа. Возникла экстремальная и довольно уникальная ситуация, когда существовавшая социальная система, поддерживавшая жизнь людей, была разрушена, а новая – еще не создана. Разрушились хозяйственные и социальные отношения, на базе которых обеспечивалась совместная жизнь людей.  Попытки людей реанимировать старые традиционные связи и отношения в новых условиях, в условиях еще не сложившейся рыночной системы хозяйствования, успеха не имели. Создававшиеся новые социальные группы (объединения) на поверке оказывались нежизнеспособными (квазигруппами) и вскоре распадались, поскольку формирование их происходило на основе не общих, а индивидуальных интересов. В одночасье люди оказались между двумя не существовавшими системами, вне системы, когда они не могут поддерживать свое существование унаследованными знаниями, способностями и навыками, а предлагавшаяся новая технология жизнеобеспечения ими еще не освоена. Между тем надо было им жить каждый день и час. В этих условиях каждому из них приходится выживать самостоятельно и выживать любым способом.

         В социально-экономическом плане Абхазия все еще продолжает находиться в условиях неопределенности. Этот промежуток времени, в котором нет системы, обычно характеризуется как отсутствие социальной упорядоченности (социальный хаос) жизни общества, что нетрудно заметить сегодня в нашей жизни. В то же время этот промежуток можно рассматривать, как мучительный поиск новой системы, новой модели социального развития, что, к сожалению, на рациональном уровне еще не осознается в обществе.

         Пока же мы можем наблюдать, как общество погружается в кризис. Будучи в потоке деструктивных процессов, оно становится все менее организованным, целеустремленным и управляемым. Оно по-прежнему продолжает утрачивать свою жизнеспособность, перестает быть самодостаточным и становится все более зависимым от внешнего мира. Становится все более очевидным, что собственными ресурсами оно уже не может поддерживать свое существование и развивать себя. Речь при этом идет не только и не столько о материальных ресурсах, сколько об истощении социального, ценностного потенциала, играющего решающую роль в жизни любого общества, в том числе, разумеется, и абхазского.

         Губительные последствия кризиса незамеченными сознанием общества не остаются, хотя оно (сознание) не всегда адекватно их понимает. На настроении людей сказывается и тот факт, что политически общество уже определилось, но социально – еще нет, что вызывает определенную растерянность в их социальном поведении.

         Люди весьма озабочены социальной напряженностью в обществе, перманентно нарастающей все послевоенные годы. Равнодушными к своей жизни и судьбе отечества простые граждане быть не могут. Они хотят достойной жизни и жить в благоустроенном обществе, но не знают, как этого можно добиться.  Не знают они, как им ориентироваться в жизни, по каким правилам, нормам, стандартам и ценностям им следует жить. Они не могут мириться с продолжающейся уже не один десяток лет ситуацией, конца которой им не видно. Они не знают, есть ли выход из этой ситуации или уже обречены?   Если есть выход, то какой? Что они могут и должны сделать, чтобы не растерять свои исторические завоевания и не лишиться будущего?

         Сегодня такие вопросы отнюдь не праздны. Они остро поставлены самой жизнью и звучат в устах каждого гражданина республики, но остаются пока без ответа. Тем не менее, становится все более очевидной, что ситуация, сложившаяся в стране, на самом деле экстремальная и, если не предпринять адекватных ей неординарных действий, бесконечно продолжаться не может.

         Где же выход? Но кризис – это не только разрушение. Он несет в себе так же определенный созидательный потенциал. Разрушая ту или иную систему социального жизнеустройства, кризис ставит перед человеком новые задачи, решить которые он не может привычным (старым) способом. Поскольку найти новый способ решения этих задач человеку удается нелегко, кризис заставляет его продолжать поиски, а иногда, как бы иносказательно, подсказывает ему, как можно найти искомое решение.        

         Иначе говоря, социальный кризис есть ничто иное, как резкое изменение условий жизни человека. Чтобы поддерживать свою жизнь в новых условиях, ему необходимо адаптироваться к ним. Т.е. ему необходимо выработать в себе такие способности и механизмы жизнедеятельности, которые могли бы адекватно отвечать новым социальным условиям.

         Это значит, разрушая ту или иную социальную систему, кризис вынуждает человека формировать новую систему, как более эффективную и жизнеспособную. Кризис втягивает человека в новые, в непривычные для него, социальные процессы, где ему приходиться быть более расторопным, активным, организованным, целеустремленным и волевым. Тем самым он заставляет человека развивать себя, способствует наращиванию его интеллектуального (креативного) потенциала, того самого потенциала, которого больше всего не хватает нам сегодня.

         Кризис – это испытание человека и общества, в целом, на жизнеспособность. Правда, в этом испытании нет гарантии на успех. На успех может рассчитывать лишь то общество, которое более организовано и обладает креативным потенциалом. В то же время в истории человечества известно немало таких случаев, когда целые страны, а то и цивилизации, не выдержав испытание кризиса, исчезали.

         Важно подчеркнуть здесь и другое: не следует рассматривать кризис, как некое, лишь негативное, отклонение от общих тенденций и закономерностей развития человеческой истории. Своими корнями он связан с теми фундаментальными противоречиями, на базе которых формируется и развивается человеческое общество вообще. Потому кризис не устраним. Более того, он, подчеркнем еще раз, является одним из факторов развития общества.

         Важно так же уточнить: слова «выход из кризиса», используемые нами здесь, не означают, будто автор этих строк предлагает некий волшебный рецепт, позволяющий выйти из кризиса и, оставив его позади себя, перейти в такое общество, в котором нет и быть не может каких-либо социальных потрясений. На протяжении всей своей истории человечество мечтало и мечтает еще сегодня избавиться навеки от всевозможных социальных катаклизмов. Но о таком обществе можно лишь мечтать. В реальности добиться такой социальной организации жизни человечеству не удается. Напротив, в последнее время оно все больше погружается в такие разрушительные процессы, масштабы которых расширяются. Из локального ныне кризис стал глобальным явлением и теперь превращается в планетарный. Промежуток времени между циклами обострения кризисов все сокращается. Более того, будучи объективным явлением, кризис приобретает ныне и субъективный характер. Сегодня он часто используется в качестве инструмента в конкурентной борьбе между мировыми державами, «экспортируется» из одной страны в другую, что еще более усугубляет положение человечества. Именно таким способом был внедрен кризис в нашу жизнь, который мы сегодня переживаем. Именно эта особенность современного кризиса лежит в основе действия тех внешних сил, которые пытаются не допустить выполнения абхазского национального проекта. (См. Схему № 1).

         О чем глаголет история? Мировая история пестрит фактами, показывающими, как одни общества успешно выходили из кризиса, а другие - разрушались под его ударами. Разумеется, здесь не место давать подробный анализ этих фактов. Но вспомнить некоторые из них – все же следует.

         Скажем, разве Россия не пережила кризиса в начале прошлого столетия? О чем же говорит переход империи из одной системы в другую? Причем переход в качественно новую систему, совершенно не изведанную и не имевшую аналога в истории человечества! Совершив такой прорыв, Россия сохранила себя, правда, в другом формате, в формате СССР, и вышла на перспективы развития. Здесь важно уяснить: что же следует понимать под переходом? Переход в тех конкретных условиях означал:

         - усиление роли государства и его ответственности в обществе;

         - активное участие государства в управлении обществом и регулировании социально-экономических процессов;

         - радикальное изменение форм собственности;

         - обеспечение трудоспособной части населения рабочими местами;

         - бесплатное обучение, оказание медицинских и других социальных услуг;

         - равноправие народов страны и др.

         Среди них ключевое место занимало обеспечение социально-экономического развития страны через государственное планирование. Не об этом ли говорит, в частности, НЭП, ГОЭЛРО, последующие пятилетки и создание специального государственного органа – Госплан? При всех политических зигзагах, изгибах и отклонениях, имевших место в жизни страны, благодаря именно планированию СССР стал динамично развиваться и вскоре вышел на передовые позиции. Не потому ли наряду с «Варшавским договором» Госплан оказался под особым прицелом Запада при развале СССР?

         Между тем этот опыт был успешно использован в годы «великой депрессии» никем иным, а именно США, являвшимися заклятым врагом социалистической системы! Опираясь на него (опыт), они тогда не дали великой и могущественной капиталистической стране, находившейся на грани развала, разрушиться и вскоре вышли на перспективы развития.

         К сожалению, в самой России этот опыт остается пока невостребованным. Зато в Китае и в некоторых странах Дальнего Востока и Северной Европы он используется довольно успешно.

         Кризис в контексте национальной истории. Впрочем, далеко за примерами ходить не надо. Разве Абхазии не приходилось переживать различные социально-политические потрясения и катаклизмы? Вспомним хотя бы недавнее прошлое, вторую половину Х1Х столетия, когда после длительной войны страна оказалась на краю пропасти! В то время мало, кто мог думать, что Абхазия выживет. Тогда, как известно, она лишилась большей части своего населения, государственного института самоуправления, даже своего топонима. Владетельный князь и влиятельные представители его родословия были высланы из страны, а оставшаяся часть абхазов были объявлены (1880 г.) императором «виновным народом».

         Тем не менее, абхазы, оставшиеся на своей родине, выдержали это испытание и уже в начале 20-х годов прошлого столетия, разобравшись в геополитических распрях эпохи, встали на путь национального возрождения. Позже Абхазия вошла на равноправной основе в состав СССР. При этом важно подчеркнуть: приобретение государственности было активно использовано в ускоренном восстановлении и реконструкции традиционного социального уклада жизни.  За короткие сроки республика стала динамично возрождаться и выходить на передовые позиции. Это ведь был переход Абхазии из одной социально-экономической системы в другую, в социалистическую систему хозяйствования, о которой народ Абхазии не имел никакого представления! Как же при таких условиях правящей элите удавалось успешно решать задачи, стоявшие тогда перед республикой? Не следует ли нам сегодня изучить этот опыт с тем, чтобы вооружиться им при решении задач, стоящих ныне перед нами?

         К сожалению, процесс возрождения республики, начавшийся в 20-е годы, были прерваны в середине 30-х годов в связи с началом известных политических репрессий. Тогда Абхазия лишилась своей элиты, благодаря которой ей удалось вступить на путь возрождения. Это было началом выполнения, давно вынашивавшегося властями Грузии национального проекта. Государственность Абхазии теперь уже использовалась грузинскими властями в качестве инструмента для выполнения своего проекта. Тем самым Абхазия лишилась не только элиты. По существу, она лишилась и своей государственности. Ведь абхазская автономия выполняла в последующие десятилетия лишь административные функции? Народ вновь оказался в экстремальной ситуации, когда он не мог защитить и развивать себя.  Тем не менее, он выжил.

         Как же ему удавалось выживать после таких тяжелых потерь, понесенных им в те годы? Не вдаваясь в детали этого вопроса, здесь можно отметить лишь следующее: продолжая борьбу за самосохранение, народ реагировал на антиабхазскую политику тбилисских властей, но при этом избегал крайних (экстремистских, радикальных и др.) действий и придерживался порядков, соблюдавшихся в советском обществе. Он остерегал себя от политического радикализма и подстрекательства со стороны грузинской правящей верхушки, добивавшейся вновь наклеить на абхазов ярлык «виновный народ» и противопоставить их советской стране.

         С середины прошлого века политический климат в СССР стал меняться. Властям Грузии пришлось пересмотреть тактику проведения своей стратегической политики в отношении Абхазии. Эти изменения сказывались и на политическом поведении абхазского народа. При этом он продолжал жить не только по своим традиционным нормам. Приспосабливаясь к советским порядкам, он их осваивал и развивал свой образ жизни, представлявший собой уже некий социальный сплав традиционных и инновационных ценностей. Активно участвуя в формировании советского общества, он его рассматривал, как свое, как гарантию своей безопасности. Об этом говорят многочисленные факты, в частности, участие его в ВОВ и референдуме 1991г.

         Будучи включенным в политическую жизнь советской страны, абхазскому народу приходилось осваивать новый социальный опыт. По существу речь здесь шла о переходе от традиционного (повторявшегося) социального уклада к новой (развивающейся) социальной практике. На грузинский вызов (насильственная культурная ассимиляция и изменение абхазской идентичности) был найден ответ – повышения уровня и улучшение качества жизни, динамичное развитие абхазской культуры и формирование нового поколения национальной интеллигенции.

         Однако 30-е и 40-е годы были не последним испытанием в жизни абхазского народа. Впереди его ожидало еще более суровое испытание. На рубеже 80-х 90-х годов наступили смутные времена, когда трудно было понять, что происходило в обществе. Еще более трудно было прогнозировать будущее. Правда, в конце 80-х годов мы уже понимали, что рушится огромная страна – оплот нашего национального существования.  Вскоре ее не стало.

         Не стало и абхазской автономии. Она утратила своих правовых и политических оснований в связи с прекращением действии конституций СССР и ГССР. Абхазия стала лишь названием территории. Образовавшийся здесь политико-правовой вакуум заполняла социальная стихия. В одночасье абхазский народ лишился будущего и остался один во враждебном окружении. Неожиданно перед ним возникли роковые вопросы: Что же ему делать? Как ему выживать? И будет ли жить вообще? Все, сколько-нибудь здравомыслящие, не могли не испытывать в то время гнетущую потребность в ответе на них.

         Свои надежды на будущее он связывал только с Россией, но ее руководство вопреки собственно российским интересам поддержало тогда действия руководства Грузии, которое уже приступало к военной операции в Абхазии. Народу оставалось надеяться только на себя. Благо его поддержали и другие негрузинские этнические общины Абхазии. Объединившись с ними, народ Абхазии стал восстанавливать правовые основы своего существования. В условиях правового вакуума, образовавшегося тогда, были проведены выборы Верховного Совета (ВС) Абхазии на консенсусной основе. Реагируя на ситуацию, народ провел выборы неформально, организованно и качественно; в экстремальных условиях ему удалось избрать в высший орган власти людей, способных и готовых защитить интересы народа. И вскоре (23 июля 1992г.) ВС РА, преодолевая правовой вакуум, своим решением восстановил действие Конституции ССР Абхазия 1925 г. в срок до принятия новой конституции.     

         Однако процесс восстановления абхазской государственности был прерван войной, развязанной Грузией. Причем в этой войне речь уже шла не о насильственной ассимиляции абхазского народа, а о физическом его истреблении! Об этом публично заявляли не только бравые грузинские генералы, но и официальные политики. Не допустить войны народ не мог, но и к ней не был готов!

         Правда, готовясь к войне, в известной степени Грузия готовила и абхазского народа к очередному испытанию. Морально-психологически к такому повороту событий он уже был готов. Давно его терзало желание публично показать и доказать, кто он на этой земле? Тем более, когда Грузия загнала его в такую ситуацию, в которой оказание сопротивления агрессору альтернативы не имело. Но это не поколебало его. Он не дрогнул и не растерялся перед смертельной опасностью! Напротив, сама опасность помогла ему понять, каким может и должен быть адекватный ответ на очередной грузинский вызов.

         Народ быстро перевел себя на военный лад и приспособился к его условиям. Приспособился к ним и ВС – единственный в то время легитимный орган, выполнявший все функции государства, в том числе и организацию обороны республики. При дефиците опыта самоуправления, человеческих ресурсов и, особенно, военной техники народ сумел не только выстоять перед грозным, многократно превосходившим, агрессором, но, спустя немногим более года, и изгнать его из Абхазии.

         Однако это не означало завершения войны. Грузия еще и сегодня не желает заключить с Абхазией мирный договор. Они по-прежнему продолжают находиться в состоянии войны. Более того, в середине 90-х годов усилиями так называемых международных «друзей Грузии» Абхазии была объявлена блокада, продолжавшаяся почти 10-лет. Народ лишился возможности выйти из послевоенной разрухи и перейти к мирной жизни. Ему приходилось выживать, как во время войны: «здесь» и «сейчас». Но и это испытание, испытание блокадой, он выдержал! Чтобы выстоять в этих условиях, он стал реанимировать аграрный сектор!

         Не стоит ли нам сегодня извлекать уроки из собственного социального опыта? Он ведь показывает жизнеспособность народа, способность его адаптироваться к меняющимся социально-политическим условиям и развиваться? Оказываясь в трудной ситуации, он через свои элитные структуры искал и, как правило, находил выход из нее, что, к сожалению, не происходит в послевоенный период (см. Схему №2).

         Оценка текущих реалий. Что же теперь происходит? В последнее время, как нетрудно заметить, наметилось резкое снижение уровня социальной организации общества, политической активности народа и его способности, которая в прошлом позволяла ему отводить нависавшие над ним серьезные угрозы. Такие перемены в жизнеспособности народа объясняются, прежде всего, резким снижением уровня его социальной организованности и определенности. Правда, политически народ уже определился, но социально – еще нет. Он хочет жить в суверенном государстве, но не знает, как упорядочить и наладить жизнь в нем. Нет у него перспективной программы действия, по которому он мог бы ориентироваться в жизни и представлять, в частности, зримый образ социального будущего.

         Между тем народ уже в процессе. Вопреки его воле и сознанию он оказался в стремительном потоке глобальных социальных процессов, регулировать которых ему не удается. Под их давлением в обществе начался переход к новой социальной системе, основанной на либеральных ценностях и рыночной экономике. Но он не готов к таким переменам в жизни и толком не знает новой социальной системы, к которой ему предстоит переходить. Не может он осмысленно и целенаправленно участвовать в происходящих в его жизни процессах и чувствовать себя субъектом, как в былые времена.

         После победы в войне и образования суверенной национальной государственности  у народа были другие ожидания, но они не оправдались. Вопреки этим ожиданиям он теперь испытывает серьезные социальные недомогания  и не может быть довольным социальным порядком, сложившимся в обществе в послевоенное время. Его способности поддерживать свое существование и воспроизводить себя продолжают снижаться. В жизни людей наблюдается острый дефицит ресурсов, особенно духовных, резкое имущественное расслоение, снижение интеллектуального потенциала,  неопределенность стратегической цели и ценностной ориентации. Ценой больших потерь и разрушений они защитили себя от внешней (грузинской) угрозы, создали суверенную национальную государственность, которая уже частично признана, но в каком обществе им предстоит жить они пока не знают. После таких исторических завоеваний их жизнь не стала, как им хотелось и ожидалось,  более благополучной и обустроенной. Больше всего их беспокоит правовой нигилизм, неупорядоченность социальной жизни, растущая организованная преступность, отсутствие гарантий безопасности, коррупция, наркозависимость, безработица, снижение уровня социальной защищенности и другие аномальные явления, которые ведут к распаду общества. Народ чувствует, что так долго продолжаться не может, но не знает, как предотвратить грозящую катастрофу.

         О реорганизации органов власти и управления. При таких условиях народу приходится возлагать свои надежды на власть, которая еще недавно, накануне и во время войны, справлялась с решением задач, стоявших  перед обществом. При этом следует отметить, что тогда единственным легитимным органом власти был Верховный Совет, выполнявший, причем небезуспешно, несвойственные ему функции, в частности, функции исполнительной власти, военного ведомства и др. Свою деятельность он осуществлял на коллегиальной основе, что способствовало укреплению единства общества. Именно единство народа и высшего органа управления стало одним из факторов, обеспечивших успех в войне. К сожалению, вскоре общество раскололось на сторонников и противников власти, что наблюдается еще сегодня.

         В послевоенное время возникла острая необходимость в реорганизации социального устройства общества, прежде всего, системы управления. Исходя из геополитических реалий, сложившихся тогда, как внутри страны, так и вокруг нее, была принята новая Конституция (1994г.), в соответствии с которой власть была разделена на три ветви (законодательную, исполнительную и судебную). Однако политическая ситуация в стране оставалась еще близкой к военной, в силу чего была установлена президентская форма управления. Вскоре, особенно после признания государственной суверенности Абхазии Россией и некоторыми другими странами, все заметнее стали проявляться уязвимые места такой модели управления. Правда, в конституции были заложены основополагающие правовые механизмы (сдержки и противовесы и др.), призванные  обеспечивать сбалансированное взаимодействие ветвей власти, но на практике они так и не смогли защитить общество от рецидивов авторитаризма. Исполнительная власть стала доминировать на другими ветвями: все силовые структуры, в том числе и Генеральная прокуратура, по существу оказались в ведении главы государства. Создалась ситуация, когда президент стал единолично принимать политическое решение. При этом в законодательстве остается не расписанной ответственность его за принимаемое им решение.

         В законодательстве не расписано также распределение полномочий между администрацией президента и Кабинетом Министров Абхазии, нет четкости механизмов взаимодействия министерств и ведомств, республиканских и местных органов управления. Достаточно не продуманы структуры, составляющие систему власти и управления. Политика, которая проводится в стране, не содержит стратегической цели и носит ситуативный характер. Противоречивые процессы, связанные с переходом к новой (рыночной) системе хозяйствования, еще продолжаются. Граждане республики не знают, как выбираться из ситуации социальной неопределенности и в каком обществе им предстоит жить. Все это вызывает острую востребованность структурной реорганизации государственного устройства, которая  еще остается нерешенной задачей.

          При решении этой задачи вполне уместно воспользоваться и негативным опытом. Он ведь тоже опыт? Причем не менее поучительный и полезный! Этот опыт недвусмысленно показывает, что система управления, действовавшая довольно успешно в условиях войны, не могла быть эффективной в мирное время в силу изменившейся ситуации. В условиях мира уже предстояло решать другие задачи: надо было восстанавливать правопорядок и социально-экономическую инфраструктуру, разрушенную войной, налаживать жизнь людей и создавать в стране условия для перехода ее к новой системе хозяйствования и социального развития. И эти задачи  остаются нерешенными.

         Решение их требует, прежде всего, создание новой системы управления, которая, как  показывает тот же опыт, уже не могла быть авторитарной. Такие полномочия, которые предоставлены президенту по Конституции, вряд ли ему под силу, да будь он семи пядей во лбу. Добиться повышения эффективности государственного управления в новых условиях можно на основе не авторитаризма, а коллегиального начала, что предполагает, прежде всего, приравнивание ветвей власти друг к другу не только формально. Сегодня уже очевидно, что лишь через сбалансированное взаимодействие их можно повышать эффективность и улучшать качество управления. Такое взаимодействие возможно в условиях их взаимозависимости и взаимодополнительности, что обеспечивает единство института государственной власти и управления. Более того, при таком взаимоотношении между ними возникает реальная возможность, когда они могут контролировать друг друга.        

         Разумеется, при такой модели процедура принятия политического решения сравнительно осложняется, но при этом усиливаются его (решение) правовые основы (легитимность), минимизируются рыски и создается больше перспектив на достижение ожидаемых результатов (целевых установок). В то же время деятельность органов власти и управления становится более прозрачной и понятной обществу.

         При формировании новой модели управления важно учитывать природно-климатические особенности Абхазии, а также исторически сложившиеся здесь отрасли социальной и хозяйственной жизни. Разнообразие общества должно быть отражено и концентрированно выражено в структурной организации системы управления. Лишь в этом случае она может успешно выполнять свое назначение.

         Этим требованиям лучше отвечает, как мне представляется, коллективная (парламентская) форма управления. Парламент полнее выражает интересы разных слоев населения страны, чем это может сделать президент. В то же время парламент в наших условиях не назначается, а формируется непосредственно правообразующим субъектом (избирателем). В силу этого он может быть основой государственного устройства общества, что позволяет расширить его полномочия (функции). В частности, он вполне правомочен избрать президента и определить его полномочия и ответственность. Впрочем, так был избран первый раз президент республики. Это нисколько не ущемляло легитимность президента и не помешало наделить его большими полномочиями. Используя этот опыт, можно было бы не только сэкономить финансовые и другие ресурсы, но, самое главное, восстановить политическое единство общества и положительно повлиять на качество управления.    Ведь средний депутат парламента лучше знает, кто может быть президентом, чем средний избиратель?

         Парламент может утверждать структуру исполнительной власти, кандидатуру премьер-министра и других руководителей кабинета министров, министерств и ведомств, генерального прокурора и председателя национального банка,  а также Государственную программу социально-экономического развития страны и ее выполнение. При такой модели, как видно, парламент контролирует и оценивает деятельность исполнительной власти. Это требует повышения ответственности парламента и улучшения качества его работы.

         О роли человеческого фактора в управлении. Однако сколь бы не совершенствовать систему управления – она сама по себе не может обеспечить достижение преследуемой при этом цели. Степень эффективности ее (системы) функционирования во многом зависит от человеческого фактора, прежде всего, от тех, кто приводит ее в живое движение. Именно те, кто работает в этой системе, играют ключевую (решающую) роль в обеспечении ее эффективности, равно как и неэффективности. Чтобы успешно играть эту роль, они должны отвечать определенным моральным и профессиональным требованиям. Каковы же эти требования?

         К основным моральным требованиям относятся:

         - честность и порядочность в отношении к себе, семье, другим и обществу, в целом;

         - преданность интересам государства, выраженная в образе жизни, особенно, в профессиональной деятельности;

         - примат общих интересов над индивидуальными, групповыми;

         - готовность нести ответственность за качество выполняемой работы;

         - обладание заслуженным уважением, доверием и авторитетом в коллективе и обществе, в целом;

         - уважительное отношение к гражданам, к их мнению и интересам;

         - умение владеть собой, быть доступным, скромным в быту, сдержанным в обществе, доброжелательным к людям и толерантным к слабостям других;

         - быть обязательным, требовательным, прежде всего, к себе и подчиненным лицам;

         - умение создавать в обществе здоровую атмосферу.

         К основным профессиональным требованиям относятся:

          - понимание роли государства в жизни общества и умение эффективно использовать его (государства) ресурсы в обеспечении безопасности и благополучия граждан;

          - понимание и готовность нести ответственность за судьбу государства и общества, в целом, и подтверждение ее (ответственности) на практике своей профессиональной деятельности;

         - четкое понимание своих полномочий и обязанностей и умение строго  их выполнять;

         - владение инструментариями политического мышления и умение применять их к практике социального развития страны;

         - глубокое и всестороннее  понимание культурно-исторического наследия страны и эффективное использование государственных структур в укреплении его роли в жизни современной Абхазии;

         - обладание политической волей принятия решения и способностями организации работы по его качественному и своевременному выполнению;

         - понимание важности аналитической работы по оценке текущей ситуации, как внутри страны, так и вокруг нее, и прогнозированию возможных сценариев ее развития с целью организации работы по ускоренному переходу республики к новой социальной практике, к практике научного планирования социального развития;

         - четкое понимание стратегической цели, основных задач и ресурсов, рисков и перспектив развития страны и умение организовать работу государственных структур, направленную на эту цель;

         - четкое понимание национальных интересов страны и эффективное использование  политических механизмов для их  выполнения, учитывая при этом аналогичные интересы других стран, особенно, России;

         - понимание роли морально-правовых законов, правил и норм в организации жизни общества и работы государственных структур, направленной на восстановление и поддержку законности и порядка в стране;

         - понимание важности таких  ценностей, как принцип верховенства закона, безопасность,  социальный порядок, политическая стабильность, единство общества и др. и умение организовать эффективные действия, направленные на укрепление их социального статуса в жизни страны;

         - понимание необходимости адекватной борьбы с такими явлениями, как организованная преступность, коррупция, теневая экономика, наркоторговля и др. и проведение работы по их нейтрализации;  

         - понимание важности реформирования системы власти и управления и организация работы по его реализации с целью укрепления института государственности и повышения его эффективности в обеспечении безопасного и стабильного развития общества и др.

         Автор этих строк хорошо понимает, что реально таких людей в обществе трудно найти, но стремиться к этому надо. Тем не менее, эти требования и сегодня могут служить в качестве ориентира и критериев оценки не только при избрании высших должностных лиц, но и формировании чиновничьего аппарата с тем, чтобы приступить к улучшению качества  государственного управления. Они могут служить ориентиром так же и при совершенствовании избирательной системы, нуждающейся в срочных и серьезных коррективах. Тем самым можно будет уходить от практики подбора и расстановки кадров, практики, ставшей уже ущербной. А в перспективе развитие общества должно быть направлено  в такое русло, чтобы оно формировало кадров, способных успешно управлять им.

        В то же время при всей значимости выше указанных требований, и они не дают гарантии того, что человек во власти будет служить только интересам общества. Более того, оказываясь на вершине социальной пирамиды, он зачастую не может удержать себя от различных соблазнов и легко предается своим вожделенным чувствам, о чем свидетельствует история человечества, в том числе и наша. Тем самым из аппарата управления обществом государство может превратиться в инструмент насилия и защиты не общих, а частных интересов, что суживает его социальную базу и может привести в открытый конфликт со своим правообразующим субъектом.

     Чтобы избежать деформации государства, его деятельность должна контролироваться. Но оно само себя контролировать не может. По существу контролировать и оградить его от возможных внутренних угроз не могут и те профильные органы, которые создаются самим государством и функционируют в его структурах. Их деятельность, как правило, направлена на защиту интересов не столько простых граждан, сколько разбогатевшей части, в первую очередь, чиновничьего  сообщества. Отождествляя себя с государством, оно заинтересовано в расширении  своих полномочий за счет суживания прав граждан, что ведет к политическому обезличиванию народа и нарушению баланса (механизмов сдержек и противовесов) взаимодействия (взаимозависимости) власти и народа. Делегируя часть своих полномочий избранным им же лицам, у народа фактически не остается, кроме как участие на выборах, каких-либо других правовых механизмов, через которые он мог бы эффективно влиять на деятельность органов власти и управления. Правда, в конституциях демократических государств, в том числе и нашей, народ рассматривается как государствообразующий субъект, но это фундаментальное положение недостаточно подкреплено законодательной базой. Восполнение этого правового пробела возлагается  на деятельность политических партий и других гражданских структур, но на деле и они часто служат не столько благу общества, сколько стремятся к доступу его ресурсов. Растущая диспропорция в соотношении правовых механизмов, используемых государством, с одной стороны, и народом, - с другой, стала ныне одним из факторов, угрожающим, как народу, так и государству.

      Любое государство, даже самое совершенное и эффективное, по своей природе нуждается в оппозиции, способной предостеречь его от возможной самоизоляции от интересов общества. В известной степени роль такой оппозиции должен  играть народ, в лице, прежде всего, критически и креативно мыслящих элитных слоев. Ведь в конечном итоге именно он несет ответственность за  судьбу, как общества, так и государства. Как нуждается народ в государственной защите, так и государство нуждается в поддержке народа. Дополняя друг друга, они вступают во взаимозависимость, которая регламентируется конституцией и другими законодательными актами. Эта закономерность должна неукоснительно соблюдаться обеими взаимодействующими сторонами. Нарушение ее неизбежно ведет к конфликту между ними.

     Правовое регулирование взаимодействия государства и народа остро  стоит ныне и в нашем обществе. Тем более что, политические партии и другие гражданские структуры, как таковые, еще не сложились. Да и социально-политическая активность народа за последнее, особенно в послевоенное, время заметно снизилась. Нетрудно заметить наметившуюся здесь канву - превращение народа из субъекта политической жизни в ее объект. Между тем еще недавно он, будучи зависимым, играл куда более важную роль в жизни Абхазии. К сожалению, этот потенциал сегодня утрачивается, что тормозит становление государственности.

   Возникающая отсюда задача состоит в созданий условий (политических, правовых и др. механизмов), позволяющих народу активно участвовать в социально-политической жизни общества, осуществлять контроль над государством, его институтами и высшими должностными лицами, исключающий возможность злоупотребления властью в личных или групповых интересах.

     При этом не следует преувеличивать роль народа в жизни общества. На рациональном уровне он не знает и не может знать закономерности социального развития и оценивать внутреннюю и  внешнюю политику, проводимую страной. Народ, как правило, всегда хочет жить лучше, чем на самом деле живет, но не знает, как этого добиться. Этого могут не знать и правители. Это могут и обязаны знать лишь представители критически и креативно мыслящей элиты, аккумулирующие в себе интеллектуальный потенциал общества, выражающие интересы народа и государства и занимающие активную гражданскую позицию. Их роль сегодня в связи с глобальным кризисом в мире намного возросла. Необходимость активного использования потенциала науки, образования и культуры в поиске ответов на вызовы глобального кризиса и выходе на перспективы устойчивого развития человеческой цивилизации остро осознается в мире, что находит отражение в деятельности международных организаций (ООН и др.) и политических руководителей многих стран, в том числе и России.

    К сожалению, этот потенциал остается невостребованным сегодня в нашем обществе. Между тем в недавнем прошлом, особенно, в 20-е годы предыдущего столетия, развитию науки, образования, культуры и формированию в этой связи национальной интеллигенции (элиты) уделялось большое внимание, что явилось одним из факторов успешного перехода Абхазии из одной социально-экономической системы - в другую. Можно было бы сегодня использовать этот опыт и формализовать интеллектуальный потенциал нации таким образом, чтобы он мог эффективно служить интересам государства и общества, в целом. Более того, представители интеллектуальной элиты, будучи равноудаленными, как от действующей политической конъюнктуры, так и народа, могли бы рельефнее выражать базовые интересы общества вширь и вглубь, совмещая при этом интересы народа и государства. Они  могли бы играть так же и роль посредствующего звена в налаживании живого общения (диалога) между ними, дефицит которого остро ощущается сегодня в обществе.

   Переход к практике программно-целевого планирования социального развития. Совершенствование структурной организации государственного управления и обеспечение его квалифицированными кадрами – не самоцель, а средство, целью которого является обеспечение безопасного и стабильного развития общества. Критерием оценки эффективности, равно как и неэффективности, государственного управления является степень осознанности им этой цели и практические действия его, направленные на ее достижение. Чтобы следовать этой цели, ему необходима Государственная программа развития страны, которая должна быть доступна обществу, отвечать его коренным интересам и поддержана им.

       Необходимость такой программы проистекает из природы социального развития. Оно требует, как известно, осознанного участия в нем социального актора. Для этого ему необходимо иметь осмысленный и ведущий к преследуемой им цели план действия (программа социального развития). Только таким способом он может придать своим действиям организованный, целенаправленный и управляемый характер.

        Что же собой представляет план действия, т.е. Государственная программа социального развития?  Программа концентрированно отражает социальные интересы актора, в частности, цель, которую он преследует, решаемые им основные задачи, ресурсы, которыми располагает, инструментарии, которыми пользуется и мн. др. Наличие такой программы тем более важно в наших условиях, поскольку сегодня на долю нынешнего поколения выпало жить не в готовом новом обществе, а строить его.

    В силу значимости Государственной программы, как инструмента решения накопившихся в обществе проблем, следует здесь дать хотя бы краткое описание ее. Она состоит из остро востребованных и реализуемых целевых проектов (подпрограмм) и представляет собою цельный и всеобъемлющий документ, служащий основой внутренней и внешней политики страны. В нем по существу речь идет, как нетрудно заметить, о переходе к новой социальной практике, к практике программно-целевого планирования социального развития, которою нам ранее не приходилось заниматься. Но сегодня такая программа, повторяю, остро востребована в обществе.

     Государственная программа развития охватывает основные структуры всего комплекса социально-экономической жизни современной Абхазии. Главными из них являются:

- анализ природно-климатических и социально-экономических предпосылок развития страны;

- определение механизмов обеспечения безопасности общества и прогноз возможного сценария развития геополитических процессов в мире и регионе;

- анализ внешних условий и внутренних ресурсов (социальных, материальных, финансовых и др.) развития;

- определение стратегической цели и подцели развития общества;

- определение механизмов развития социокультурного своеобразия общества (самобытности, идентичности) и его человеческого потенциала;

- анализ текущей социально-экономической ситуации, как в ретроспективе, так и перспективе (социальный диагноз и прогноз);

- определение приоритетных направлений и поддерживающих отраслей (модель) развития;

- SWOT-анализ (анализ рисков и перспектив, ограничений и возможностей развития);

- определение основных задач развития общества и механизмов (кадровых, организационных, правовых, управленческих, финансовых, методических и др.) их выполнения;

- обеспечение управления ходом и качеством выполнения Государственной программы развития;

- внедрение в практику программно-целевое развитие общества;

- организация непрерывной работы, направленной на совершенствование системы власти и управления обществом.

   Структурно Государственная программа развития страны состоит из трех частей (разделов). Все три части, как видно в схеме, взаимосвязаны  и образуют единое и целое. Лишь во взаимосвязи друг с другом каждая из них может выполнять свое функциональное назначение. Вне этой взаимосвязи ни одна из них не может выполнять своего назначения. При этом они  образуют определенную иерархию, в которой планирование развития общества на долгосрочную перспективу является базовой. На ее основе проводится планирование развития общества на среднесрочную перспективу, в силу чего последнее служит механизмом реализации Госпрограммы развития на долгосрочную перспективу. На основе Госпрограммы развития на среднесрочную перспективу определяется и выполняется бюджет страны (индикативный план). Последний является частью Госпрограммы развития на среднесрочную перспективу и механизмом ее реализации.

    Такой программой мы, к сожалению, пока не располагаем. Правда, в настоящее время две ее части их трех в стране имеется: Стратегия социально-экономического развития Абхазии до 2025 г., утвержденная Президентом РА в начале 2016г., и ежегодно составляющийся индикативный план (бюджет). Но дополнять друг друга они не могут из-за отсутствия промежуточной Госпрограммы развития на среднесрочную перспективу. Между тем на базе одного индикативного плана в силу его временной ограниченности невозможно прогнозировать возможные сценарий развития процессов, происходящих в обществе, и определить развивается ли страна.

В то же время, лишь выполнение Государственной программы развития страны является единственным критерием, по которому можно объективно оценивать эффективность деятельности органов власти и управления.

   Об условиях выполнения Госпрограммы развития. Государственная программа социального развития может дать эффект лишь при качественном и своевременном ее выполнении. Последнее требует наличие в обществе ряд условий. Главными из них являются:

         - достаточная упорядоченность структурной организации общества и его управляемость;

         - востребованность в жизни общества Государственной программы развития;

         - адекватное понимание социальным актором текущих реалий и их критическая оценка;

         - понимание  социальным актором важности Государственной программы развития страны и готовность его активно участвовать в ее выполнении;

         - достаточный уровень развития интеллектуального потенциала социального актора;

        - наличие в обществе необходимых ресурсов и механизмов (кадровых, организационных, правовых, управленческих, финансовых, научно-методических и др.) выполнения Государственной программы развития;

         - реализуемость целевых проектов, составляющих содержание Государственной программы развития;

         - принятие руководством страны Государственной программы развития, как главной задачи проводимой им внутренней и внешней политики;

        - наличие политической воли, в первую очередь, высших должностных лиц, направленной на организацию эффективной деятельности органов власти и управления по обеспечению качественного и своевременного выполнения Государственной программы развития страны.

      Далеко не все эти условия, как нетрудно заметить, имеются сегодня в нашем обществе, что крайне затрудняет выполнение любого социального проекта, в том числе и Госпрограммы развития страны. Приходится рассчитывать на будущую власть. Именно она может и должна инициировать создание таких условий в обществе, при которых выполнение социально значимых проектов становится не только востребованным, но и возможным.

       Выводы. Проведенный выше анализ текущей ситуации в республике позволяет сделать здесь некоторые выводы. Главными из них являются:

- системный кризис, переживаемый  Абхазией, разрушает социальные устои общества и ведет его к распаду. Но ситуация, возникшая в этой связи, не безысходная; выход из нее все же имеется;

- оградить общество от грозящей катастрофы и вывести его на перспективу развития возможно через реформирование (реорганизацию), в первую очередь, ныне действующей системы государственной власти и управления;

- целью реформирования органов власти и управления является повышение их  эффективности в обеспечении безопасного и стабильного развития общества;

- реформирование предполагает: а) совершенствование структурной организации системы  власти и управления; б) целевая подготовка кадров и обеспечение ими органов власти и управления;  в) внесение необходимых изменений в действующую избирательную систему;

- внедрение в практику проведения внутренней и внешней политики страны на основе Государственной программы развития.

      Послесловие автора. Данная  аналитическая справка выполнена на основе «Стратегии социально-экономического развития Республики Абхазия до 2025 г.», разработанная в 2015 г. большой группой ученых Абхазии и России и утвержденная Президентом РА в марте 2016 г., а также исследовательской работы, проводимой ЦСИ при Президенте РА.

      Автор старался изложить справку популярным языком, чтобы она была доступна широкому кругу разных специалистов. В то же время такое изложение оправдано еще и тем, что решение поставленной в справке проблемы требует активного участие в нем специалистов разного уровня подготовки.     Однако при популярном изложении сложной проблемы полностью избежать упрощенных трактовок отдельных положений вряд ли возможно. Минимизировать их можно при всестороннем и предметном обсуждении поставленной в справке проблемы представителями, как академических кругов, так и социальной практики. Как раз их хотел бы автор видеть  заинтересованными участниками при обсуждении проблемы, о которой речь шла выше.

 

 

Яндекс.Метрика